Нашествие синих теней

Пришла зима — снег укрыл поля и леса, световые дни стали короткими. В морозные дни небо проясняется, радуя нас своей голубоватой чистотой и ясностью. А низко стоящее солнце иногда дарит нам толику своих столь же желанных, но заметно ослабленных лучей, быстро уходя за горизонт в начале вечера. Такова типичная картина декабря-февраля в северных широтах. В это время, из года в год, на массе любительских фотографий, снятых на природе в погожий день, мы видим устойчивый феномен, который можно назвать «нашествием синих теней». Звонкая, назойливая и неестественная синь наполняет все теневые участки фото — под деревьями, отбрасываемые людьми, зданиями, домашними животными и вообще любым предметом, хоть немного перекрывающим прямые солнечные лучи. Но стоит выйти на улицу, присмотреться к окружаюющей реальности — и мы видим, что в такой степени этой самой сини глаз не замечает. Тени могут быть немного голубоватыми, но в массе своей они все же серые, нейтральные.

Так откуда же она берется, эта синева? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сперва уяснить себе физику формирования оттенка теней, приложимую к любому времени года — лету, весне или зиме, без разницы.

Для начала — очевидно, что цвет тени, как и вообще любого участка на пейзаже, формируется суперпозицией (то есть суммой, проще говоря) множества потоков света, падающих на него из окружающего мира. А именно,

  • прямых лучей солнца,
  • отсветов неба, повсеместно заполняющих пространство своим вторичным излучением, пусть не столь интенсивным, как прямой солнечный свет,
  • оттенка полупрозрачных препятствий, стоящих на пути прямых лучей Солнца, например — листвы дерева, скрывающей тени у подножия деревьев,
  • рефлексов отражения близко расположенных предметов, например — ярко-красной стени здания, отбрасывающей тень или отражающей прямые лучи солнца на поверхность земли около нее.

Также понятно, что каждый такой поток света имеет свой спектр (читай — цвет) и интенсивность. При этом, источник с максимальной интенсивностью в общей сумме потоков света способен «забить» влияние иных, более слабых источников с иным спектром. Тень же отбрасывается именно от наиболее интенсивного источника света, в месте, где пресекаются его прямые лучи. В наиболее частом случае, таким источником для нас является Солнце. То есть тень в пейзаже — это область, в которой нет прямых лучей Солнца, но которая при этом заполнена излучениями всех прочих источников света, достигающих этой области. Обычно это небо (которое, в случае, если оно ясное, и привносит тот самый подсинивающий оттенок во все области пейзажа), рассеянный свет в атмосфере и всевозможные рефлексы.

Теперь приложим эту теорию к практике и посмотрим, что же происходит с тенями в наших широтах летом. В ясный день главным источником света, подавляющим все прочие вторичные спектры, является, опять же, Солнце. Его теплый (5400 К) свет заполняет все пространство, переотражаясь в низших слоях атмосферы, полных испарений и пылевой взвеси и оставаясь все таким же тепло-нейтральным. Спектр ясного синего неба, несомненно, присутствует, однако он не способен по своей интенсивности превалировать над теплотой прямых солнечных лучей и рассеянного в низших слоях света. Листва, скрывающая тени в лесу, равно как и рефлексы от стволов деревьев, тоже дают тепловатый, нейтрально-коричневатый оттенок. В итоге, тени в ясный летний день никогда и ни при каких условиях не могут быть синими. Исключение — большая высота, в горах, где нет рассеяния лучей в пылевой взвеси низших слоев атмосферы, а спектр неба силен. Или же — поздний вечер ясного дня, когда солнце уходит за горизонт, ослабленное мощными облаками, а небо у нас над головой кристально чистое. Как, например, в Белые Ночи. В этом случае тени могут начать ощутимо отливать синевою. Но это — редкие и нетипичные для большинства из нас сочетания природных условий.

Зимой — условия аналогичные двум последним случаям. В ясный день небо по-прежнему глубокое, интенсивное. В нижних слоях атмосферы, из-за холодов и укрывающего все снежного покрова, нет такого количества пылевой взвеси, переотражающей и рассеивающей солнечный свет. А вот Солнце в северных широтах стоит низко, путь его лучей проходит через заметно большую толщу атмосферы, чем летом, и интенсивность его лучей слабеет. В результате, когда такое Солнце дополнительно ослабляется — зайдя за облако, или на закате, уходя за горизонт, когда солнечные лучи проходят через еще большую толщу атмосферы, — рефлексы неба начинают быть более заметными, вполне ощутимо наполняя тени. То есть тени начинают немного «подсинивать».

Уяснив себе общую теорию, можно сделать несколько выводов:

  • вся синева теней происходит только от ясного неба, которое целиком и полностью является ее причиной. Это не есть какое-то особенное «свойство снега» и его отражающей способности. Синие тени бывают зимой не только на снегу, но даже и на сером асфальте.
  • синие тени — не есть свойство исключительно зимнего времени, они, при определенных условиях, могут быть и летом.
  • зимой, на прямом солнце, в условиях средних широт тени на фото не должны интенсивно «синить», так как в природе они все так же по-летнему нейтральны, поскольку спектр прямых лучей Солнца и его рассеянного света все так же превалирует. И лишь в случае, где прямые лучи солнца дополнительно ослабляются — облаками в небе, или каким-то массивным препятствием на их пути (например, лесом или зданиями), или же на закате, тени могут начать подсинивать, но мягко, без нарочитости. Так как определяющий их главный источник света — небо — имеет интенсивность слабую, ненавязчивую.
  • в пасмурный день, когда нет ясного неба, никаких синих теней быть не может, они будут серыми.

На практике же, при съемке современными цифровыми камерами, встречаются казусы в виде ощутимо синих теней в прямых лучах солнца, чего наш глаз в реальности не видит. А в тех условиях, где тени действительно получают ощутимый синеватый оттенок, то есть вечером и при прикрытом Солнце, тени на таких кадрах просто-таки расцветают глубокой, всепоглощающей синевою. Такое аномальное поведение свойственно, впрочем, не всем камерам, а лишь некоторым. Камеры Canon практически свободны от него, давая исключительно реалистичную картинку, а вот в камерах, основывающихся на CMOS-матрицах фирмы Sony (то есть многие последние модели Nikon, Pentax, Fuji и сами камеры Sony), оно расцветает буйным цветом. В некоторой степени камеры Nikon на собственных матрицах этой компании — D3, D700, D4 — тоже страдают от той же аномалии. Владельцы этих камер зачастую довольны положением дел, восторгаясь «цветастой» картинкой, возникшей в общем-то на пустом месте, и объясняя сие явление «гиперчувствительностью» матриц своих камер к цвету и даже несовершенством человеческого зрения, «неспособного уловить правильный природный оттенок во всей полноте». На самом деле, дорогие мои собратья-фотографы, верить своему зрению нужно, оно суть непревзойденный природный инструмент, и оно должно стоять, как неоспоримое и твердое мерило истины. А интенсивная синева в тенях объясняется просто — это существенный изъян этих матриц, имеющих разбалансированную чувствительность по синему в условиях слабой освещенности, которая усугубляется цветовыми профилями в raw-конвертерах.

Давайте же просто понаблюдаем объективную реальность и признаем, что она чуть иная, чем «цифровые аномалии» новейших времен. И вообще, давайте учиться беспристрастно наблюдать за природой, отмечая, что в ней в действительности присходит, а чего — не бывает. Учиться помнить всю громадную широту этих сочетаний и их воспроизводить в нашей фотосъемке. Так, постепенно, мы овладеем навыком понимания природной реальности, что даст нам твердую точку опоры в нашем путешествии в мире фотографии, сформирует ясное ощущение того, где мы сохраняем натуральные (а значит — правильные, красивые) тона, а где начинается неестественное, искусственное, компьютерно-цифровое, нарочитое и безвкусное. А на такой основе можно уже начать безбоязненно творить и создавать свое собственное, уникальное видение цвета и света.

Запись опубликована в рубрике Case study. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.