Спасем общественный Музей имени Н.К.Рериха

Дорогие друзья и читатели блога.

Этот сайт читает довольно много людей, и надеюсь, что вы находите здесь для себя что-то полезное. В этот раз предлагаю отвлечься от фотографии и поразмышлять над более глобальными вопросами.

Когда-то, еще в середине 1990-х годов, в Москве был создан Международный Центр Рерихов и при нем — прекрасный музей, посвященный творчеству великого художника Николая Константиновича Рериха и всех членов его семьи. Наследие, оставленное нам Рерихами, огромно и многогранно, и, наверное, нет нужды говорить читателям о прекрасных, неземных полотнах и мудрых книгах. Музей был создан как общественный по инициативе сына художника, Святослава Николаевича, определившего его общую концепцию и передавшего в Россию, через свое доверенное лицо — Людмилу Васильевну Шапошникову — множество картин и архив своей семьи. Самоотверженными усилиями Людмилы Васильевны и ее помощников — Ю.М.Вороцова, Б.И.Булочника и многих других, после преодоления невероятных трудностей, был построен и организован прекрасный музей. Возможно один из лучших в Москве — достаточно зайти туда и пройти по залам, чтобы понять, насколько он прекрасен. Все это — восстановление здания (причем, согласно всем жестким нормам работы с историческим памятниками, которым является усадьба Лопухиных, а такая реставрация отнимает гораздо больше сил и стоит неизмеримо больших денег, нежели общепринятая реконструкция здания на современный манер), ремонт в залах, покупка картин и размещение существующих в экспозицию, организация всей инфраструктуры и так далее — было сделано руками общественников и меценатов (главным из которых являлся Борис Ильич Булочник, президент варварски уничтоженного позже «Мастер-Банка»). Государство не дало Музею ни копейки. И все это время оно — государство — Музею только лишь мешало и спало и видело, как бы этот Музей уничтожить.

Почему же так? Главной причиной мне видится именно общественный статус Музея, который позволяет ему и управляющей им организации вести совершенно независимую от государственных директив и общей идеологии деятельность, самостоятельно определять свою программу и развитие. И при этом — быть успешным, привлекая множество заинтересованных участников этих программ и энтузиастов. Что немаловажно, деятельность Музея является чисто некоммерческой, что в наше время повсеместной коммерциализации является немым укором организаторским способностям госчиновников. Конечно, при этом вся деятельность Музея никоим образом не нарушает законодательства, то есть речь идет именно о культурной деятельности.

Вот краткая история того, что наши чиновники, безо всякой оглядки на закон, сделали за четверть века:

1. Они незаконно захватили и удерживают 286 картин, переданных С.Н.Рерихом в Россию как часть наследия и которые были отданы Музею Востока на временное хранение, но так на свое настоящее место и не вернулись. И всю четверть века Международный Центр Рерихов с ними судится, и во всех исках ему постоянно отказывают, выдумая все новые и новые казуистические доводы.

2. Чтобы выбить почву из-под ног Центра, они лишили МЦР права на наследство, им полученное. Хотя тому имеются все неоспоримые (для каждого разумного человека, только не для наших судей) свидетельства от дарителя (Святослава Николаевича). Суды, совершенно не имеющие в нашей стране свободы, делают так, как им скажут чиновники, и это яркий тому пример. А еще это пример того, что воля дарителя — самого Святослава Николаевича — ничто для преступных чиновников. Ее можно, без малейших внутренних колебаний, исказить и вовсе проигнорировать. Такой вот у нас «мировой уровень» соблюдения прав человека.

3. Несмотря на то, что Музей имеет полное право на льготную аренду здания (так как своими усилиями восстановил памятник архитектуры), в этой льготной аренде ему было отказано по чисто бюрократическим причинам — «чиновники не подготовили документы». В итоге у Музея скопился огромный долг за коммунальные платежи. Мэр Москвы Сергей Собянин долг этот списал, но не потому, что вник в суть дела, а потому, что его попросили «сверху» передать здание на баланс Росимуществу, выведя его из фонда Москвы, и желательно было бы Росимуществу получить здание «без долгов», чтобы проще было раскручивать дальнейшую комбинацию по его захвату.

4. Когда в России началась «чистка банков», первым банком, попавшим под отзыв лицензии, был — правильно — «Мастер-Банк». Чиновники вовсеуслышание говорили, что банк якобы замешан в каких-то «незаконных операциях» и имеет дефицит средств, хотя это полная ерунда — Борис Ильич был грамотным банкиром с многолетним опытом. Он сам не стремился ни к каким миллиардам в кармане и жил весьма, по меркам успешного банкира, скромно. Главной целью для него была максимальная стабильность своего банка и многолетняя работа с клиентами, которых у банка было множество. И это неудивительно — этот банк был одним из самых интересных по спектру и стоимости своих услуг. Я уверен, что в России есть гораздо больше банков, которые ведут ту самую теневую деятельность в реальных масштабах, и которыми никто не интересуется. Почему же именно «Мастер-Банк»? Уж не потому ли, что его президент был человеком независимым и поддерживал столь неудобные чиновникам общественные и «немонетизируемые» в их карман формы культуры? Так Музей лишился своего главного мецената, а мы — снова увидели, что для бандитов от власти, в лице Набиуллиной и иже с ней, нет никаких законов, если им надо, нет настоящей заботы о благе тысяч людей, могущих пострадать от закрытия банка. Но зато налицо воплощение чьего-то тайного заказа на разрушение.

5. Особенно отличился за эти годы на поприще войны с Музеем Минкульт, в лице его министров Швыдкого и Мединского. Швыдкой прямо писал — «я ненавижу Рерихов» (за что?) и занимался всяческими инсинуациями в виде возбуждения исков и влияния на суды по искам Музея. Мединский, этот капризный мальчик, неизвестно как оказавшийся во власти, идет дальше и делает все, чтобы уничтожить Музей. Во-первых, он намеренно исказил, то есть попросту говоря солгал, информацию по факту владения МЦР наследием Рерихов, представленную им президенту Путину. Путин, не став долго вникать во все нюансы, распорядился «учесть интересы государства», то есть, проще говоря, все, что было у государства, даже незаконно полученное — у государства же и оставить, а то, чего у государства пока не было — прибрать к рукам. Имея такое распоряжение, Мединский следом провел свое решение о передаче здания усадьбы Музея с баланса Москвы на баланс Росимущества, которое, с нетерпением того ожидая, сразу же передало здание в оперативное управление музею Востока, который теперь стоит планы о том, как ему выселить уже имеющийся, работающий прекрасный музей и въехать наготовое в отреставрированное здание, чтобы разместить там какую-то свою экспозицию. Дикость и варварство — в чьей безумной голове вообще могла появится мысль разрушить успешно действующий Музей? Если государство считает нужным создать государственный музей Рерихов — прекрасно, пусть делает в каком-то другом месте, но зачем для этого нужно нарушать дейтельность уже работающего, с таким трудом созданного Музея? Абсурдная идея, которая могла появиться только в головах тех, кому наследие Рерихов действительно ни в каком виде не нужно, какими бы благовидными предлогами они при этом ни прикрывались.

Наблюдая за тем, как именно как в музее Востока, так и прочих государственных музеях вроде Русского или Третьяковки, выставляются картины Рериха, приходится с неудовлетворением отмечать, что из всего богатства, хранящегося в запасниках, в залах выставлена лишь малая часть. Так, несомненно, будет и здесь, потому что государству, вообще говоря, Рерих как нечто особенное (чем он несомненно является) совершенно не нужен. Ему, государству, от Рерихов с их самобытной и совершенно противной чиновничьему выводку философией, неуютно и некомфортно. Им ближе кабинентная пыль, немножко света в полутемной комнате, немножко картин для вида и вечный покой… который будет нарушаться периодическим написанием отчетов в ведомства о великих успехах культурно-просветительноской деятельности. И независимая общественная организация, занимающаяся независимой же, живой формой культуры, в прокрустово ложе Минкульта неукладываемой, для государства, как уже говорилось — проблема, которую нужно решить, а заодно — возможно — чем-то и поживиться лично.

6. Есть и другая проблема. Как мы знаем, мы живем в полуинвалидной стране без идеологии. То, что было в СССР — разрушили, и теперь в образовавшемся вакууме всячески стремиться укрепиться и наложить на это пространство свои железные «духовные скрепы» наша вездесущая православная церковь. Меня всегда поражало то маниакальное, само собой разумеющееся стремление церковных иерархов к близости к власти и собственно к самой власти, выражающееся в итоге в вечных дрязгах из-за материальных благ, будь то бесстыжие, недостойные патриарха скандалы о всякой «нанопыли», часах за тысячи долларов на руке, о беспошлинной торговле табаком и водкой от имени церкви, о «мерседесах», на которых он разъезжает, и, наконец, в огульном осуждении и клеймлении направо и налево всех инакомыслящих. Зачем церкви, которой вообще-то ее великими Отцами заповедано проповедовать идеал нестяжания, нищенства, трудолюбия и обращения к сокровищам небесным, столько пустых храмов и церквей, зачем ей отбирать все новые здания у детей и музеев, консерваторий и институтов? Почему церковь хочет быть рядом с властью, хотя законом она от власти отделена? Почему в России, стране многоконфессиональной, именно патриарх сидит рядом с президентом, а не лидер буддистов или верховный муфтий? Я не против православия, но, мне думается, ему стоило бы заняться вопросами чисто духовными и собственно нужными обществу, такими, как действительная проповедь евангельских заповедей, но не на словах, а на примерах. Вот, почитали бы да устыдились. И вот это. Хотя, знают ведь, да давно уже забыли, кто они и зачем. Образ церкви, захватывающей и раздувающейся от мирских благ, нашим гражданам не нужен и для них безусловно вреден — у них и так каждый день перед глазами та же нехитрая модель устройства бытия в лице всяких вороватых «устроившихся» чиновников и алчных олигархов. И если тот же пример будет дан и в лице церкви, то обывателю станет вконец понятно, что это нормально и так и надо. Кто вреднее для жителей нашей страны — фанатики из ИГИЛ, убивающие во имя одного им понятного бога, или же пьяные и охочие до злата батюшки, исподволь разлагающие души тех, кто пришел за утешением, а увидел — это? Мне кажется последние, потому что первые — явные враги, отношение к которым вполне понятно. А вот батюшек вроде как уважать положено.

Так вот, одной из причин, лежащих в основе всех бед Музея, является, несомненно эта самая церковь, которая через свои рычаги влияния в правительстве (которое, как это ни смешно, вышло все сплошь из партапаратчиков и комсомольцев, а ныне исправно зажигающих, с пустыми лицами, свечки по церковным праздникам) тоже стремится неугодное ей заведение уничтожить. Почему, несмотря на то что Рерихи указывали на опыт многих христианских святых, таких как Сергий Радонежский, как на идеал, церковь Рерихов, как все независимое, не любит и всячески стремится закрыть любое распространение информации о них? И министр культуры Мединский, по долгу своей службы призванный независимо проводить в жизнь интересы НАРОДА и не быть рычагом влияния чьих-то интересов, будь то церковь (чьим рупором он вдруг публично объявил Минкульт), или же олигархические кланы, на открытии отелей которых в Греции он считает совершенно допустимым выступать, словно какой-нибудь Филипп Киркоров, видимо, и проводит в жизнь указанную ему с этой стороны позицию.

7. Расскажем немного и о соседях Музея — такой мощной организации, как музей изобразительных искусств имени Пушкина. Вы что, думаете, что музей им. Пушкина рад и счастлив, что рядом с ним находится такой прекрасный музей, посвященный живописи великого художника? Что развиваются направления сотрудничества, а руководство музеев в обед вместе ходит в кафе обсудить совместные выставочные планы? Как бы не так. Живопись — живописью, а территория — территорией. У музея им. Пушкина свой взгляд на развитие прилежащей территории, которую его руководство хочет преврать в огромный музейный кластер. Казалось бы, что плохого — есть здания вокруг, государство тебе их передает — используй, будь благодарен и не проси большего. Есть уже работающий прекрасный музей рядом, который никак не против развития этого кластера. Но увы, планы Музея Рериха о застройке собственной территории, утвержденные на государственном уровне давным-давно, еще до того, как возникла сама идея кластера, совсем не нравятся нынешнему руководству музея им. Пушкина, и чтобы не допусить их воплощения, последнее идет на совершенно неблаговидные, я бы сказал — бандитские методы вплоть до насильственного захвата территории. Такие вот у нас утонченные деятели из музея изобразительных искусств, ведущие себя как настоящие бандиты. Может, они бандиты и есть, только посаженные на неплохую должность?

Такова правда о том, что собственно, происходит. Это, друзья мои, самый настоящий паноптикум чиновничьего и государственного беспредела. Как в кривом зеркале мы видим в этой истории все страшные язвы нашего государства: продажные и влияемые суды, невежественных чиновников и их безграничный произвол, ватная безыдейность, тотальный идеологический контроль, основанный на жутком страхе перед непонятным, страшная бюрократия и коррупция, президент, до которого невозможно достучаться общественности, церковь, тянущая свои костлявые лапы везде, куда только может дотянуться, «эффективные менеджеры»-комсомольцы в Минкульте… И постоянная ложь на всех уровнях, ставшая способом существования. Такая картина — она ведь везде, где кончается старательно возводимая в полностью контролируемых СМИ пропаганда и показуха. Скажите, вам хочется в таком государстве жить?

Если не хочется, подпишите петицию. Вы тем самым подпишетесь под своей собственной свободой и независимостью жить так, как вы считаете нужным. Скажете слово против всего фантастического аппарата чиновничьего произвола. Когда-то, несколько лет назад, совершенно дикими методами удушили протест политический, оболгав его «пятой колонной», хотя это был протест думающей части населения против беззакония тех, кто в наши дни уже вполне создал вокруг нужную им, удушающую атмосферу тотального контроля и удобного бездумия. Теперь они хотят удушить право на вашу свободу внутреннюю. Так подпишитесь под правом на собственную внутреннюю независимость. На свободу от того, что нам снова усиленно и лицемерно насаждают под видом «новой идеологии» и что на самом деле является давно сгнившим трупом, давно пройденным этапом, осмысленным и отброшенным нашими дедами, как отжившее и ретроградное, в истории нашей страны. Подпишетесь под правом нам самим говорить и требовать от чиновников, этих «слуг народа», что нужно нам, а не исполнять то, что нужно им.

ОБНОВЛЕНИЕ. 7-го Марта Музей подвергся рейдерскому захвату со сторону силовых ведомств, действовавших под руководством министерства культуры РФ. Интересный симбиоз — минкульт и ОМОН! Как заявляли представители силовых ведомств, вооруженное вторжение было в рамках дела по Мастер-Банку. Однако в рамках этого расследования рассматривалось лишь 9 работ, подаренных Музею в 2011-2013 годах, однако безо всяких на то оснований из Музея было вывезено более 200 экспонатов, подаренных Музею начиная с 2002 года  — картины, буддийские тханки, предметы, связанные с Центрально-Азиатской экспедицией семьи Рерихов, документы из архива. Вывезенные предметы искусства были отвезены прямо в государственный музей Востока.

Вот в такой стране — полной произвола и бандитизма — мы живем сейчас.

Запись опубликована в рубрике язвы нашего времени. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.