Путешествие из Москвы в Санкт-Петербург, или о том, как мы живем


Статуя ракшаса (хранителя дома) в Кунсткамере

Ездил в прошлые выходные в Санкт-Петербург. Конечно, на лавры А.Н.Радищева не претендую, но речь пойдет о тех же вещах.

Выехал из Москвы рано утром, было еще темно, в Москве лил дождь, переходящий в ледяной, на дорогах были потоки воды, машины покрылись прочной коркой. Когда проехал Тверь, рассвело, шел сильный снегопад. Проехав поворот на Торжок, увидел впереди аварию — машина ударилась об ограждение, и ее развернуло поперек дороги. Судя по всему, авария произошла только что, так как водитель не успел еще выставить знак аварийной остановки. Я сразу же остановился, чтобы узнать, не нужна ли помощь.

Водитель был в шоке и растерянности и суетился вокруг машины, перемежая свою речь через слово безобразным матом. Видимо, он считал, что так правильно. У машины (Hyundai i30) был сильно разбит перед и спущено колесо, так что ехать дальше она не могла. В машине в Санкт-Петербург ехала целая семья — пожилая пара, их дочь и ее двое маленьких детей. Стало понятно и то, почему произошла авария — машина была на летней (!!) резине. Типичный «авось, пронесет», говорящий о совершенной безответственности водителя и беспечности матери двух маленьких детей, которая должна была настоять на отмене поездки. Люди были в растерянности, постоянно кому-то звонили, но не в ГАИ, и совершенно не понимали, что им делать дальше. Было понятно, что ехать на этой машине куда-то дальше нельзя, так что решили, что дети и их мама пересядут ко мне, и я довезу их до Санкт-Петербурга, а ее родители останутся здесь разбираться с машиной. Это было правильным решением, так как дальше на дороге был сплошной лед, и машина на летней резине представляла реальную опасность для жизни всех, кто в ней ехал. Отправляясь в такое дальнее путешествие (а ехали они из Пензы), люди даже не запаслись деньгами, и у них не было возможности оплатить эвакуатор, и поэтому убрать машину с дороги и довезти ее до ближайшего сервиса или купить зимнюю резину, чтобы ехать дальше, представляло для них большую проблему. Надеюсь, они в итоге нормально добрались до Питера несколько дней спустя.

Укрепив на заднем сидении детское кресло, мы поехали. Когда мама детей оправилась от шока, мы стали беседовать, и мне стали понятны некоторые моменты их жизни, что и побудило меня написать эту статью. Мы проезжали Вышний Волочек, а затем Валдай, через который они часто ездили в Пензу. Я спросил, знает ли она что-то про красоты Валдая, про великий путь из Варяг в Греки, про историю Новгорода, про реки, текущие здесь. Нет, они ничего этого не знают, и даже не интересуются, проезжая по этим местам и глядя в окно. Название города, около которого разбилась их машина, было запомнено как «торчок» (а не Торжок). Видимо, первое слово ей было более понятно. Увы, ведь на то, что интересоваться этим всем — историей, культурой, — нужно время, а времени нет! Чем же они так заняты? Дети, работа, семья — стандартный набор отговорок. Семья… Но где же муж? Почему он не бросил все и не помчался нам на встречу, чтобы забрать жену и детей на полдороги от неизвестных людей, везущих его семью? Нет, муж был где-то далеко и на встречу с нами не поспешил. Семья — значит дети. И если маленькой девочке, еще не умевшей толком говорить, наша поездка, судя по всему, доставляла удовольствие, то мальчик постарше оказался довольно-таки не воспитанным, залив все сиденье каким-то молочным коктейлем и все дорогу задававшим нам один и тот же вопрос: «Мааам! ну когда уже мы приедем в Питер?» Причем «мааам» не имела никакой возможности на это повлиять и совершенно не стремилась как-то поговорить со своим сыном. Пишу вовсе не из недовольства или какого-то раздражения, но от недоумения, что ребенку в его уже вполне сознательные годы никто не объяснил, как подобает мальчику себя вести в такой ситуации. Такая вот «семья, дети», которыми, похоже, никто не занимается. Деньги… есть какая-то работа, в ночь. Есть какие-то друзья, великодушно согласившиеся оплатить «огромную сумму» в 800 рублей за такси по Санкт-Петербургу. По завершению поездки мне было сказано дежурно-натянутое: «Спасибо вам за участие! Мы обязательно с вами свяжется, чтобы как-то отблагодарить вас за помощь!» Не то, чтоб мне такая благодарность была хоть как-то нужна, но никто так и не перезвонил. Тоже штрих к портрету. Видимо, люди считают, что все само собой разумеется, и им обязан весь свет.

Я смотрю на этот суррогат бытия, и задаюсь одним и тем же вопросом: почему? почему так живут люди? Нет, они вовсе не плохие люди, а скорее всего хорошие, которые и помогут, и могут быть добрыми. Это обычные наши люди. Так живет подавляющее большинство людей в нашей стране, да и вообще в мире — не нужно думать, что сущностно жизнь в обеспеченной Америке или Европе чем-то отличается. И все же назвать это нормальной, полноценной жизнью умного, развивающегося и думающего человека нельзя. С рождения человек попадает в такие же условия, где его так же слабо воспитывают родители, не вникая в его душевные особенности, не прививая ему любовь к знанию, к творчеству, к необходимости самопознания, не давая всей широты представлений об окружающем мире. Детей нужно поскорее воспитать и отправить в свободное плавание. Дети в итоге вырастают и следуют той же модели — быстро женятся, чаще всего — ошибочно, поспешно, даже не представляя себе важности понимания душевной организации избранного тобою человека, и с головой погружаются в столь преувеличенные проблемы быта. «Дети, семья». Посмотреть телевизор, поесть, сходить на работу, вернуться домой, снова посмотреть телевизор, поговорить и выпить в друзьями, лечь спать. В выходные всю субботу провести в Ашане, а все воскресенье спать. Вот и вся нехитрая модель существования. Для них нет музеев, а культура — это лишь ненужный канал в телевизоре, где мучают скрипки и поют смешные арии оперные певцы. Придавленное своим бытом, сознание имеет столь же невысокий запрос на досуг. Можно пойти выпить с друзьями, или сходить в клуб. Можно послушать «заменитель музыки», в котором что-то стучит и бренчит и мелькают короткие понятные фразы. Главное, чтоб был магазин под боком. И когда в зрелом возрасте в душе человека просыпается вопрос — а зачем я живу и что сделал за свою жизнь, то он приходит к страшному пониманию пустоты всех прожитых лет. В результате — кризис среднего возраста, инфаркты или запои. Конвейер смерти собирает первую дань.

Те, у кого душевная организация более тонкая, ощущая пустоту своей жизни, сами себе придумывают какие-то кажущиеся им правильными цели и следуют им, но опять же в рамках того, что принято в обществе. Одни говорят: главный смысл моей жизни — это семья, и я буду о ней заботиться и обеспечивать. В действительности, не работает, потому что эта модель не дает ребенку понимания того, зачем же человек живет. Обеспечивать пустую форму не значит наполнить ее содержанием. И механическое таскание детей по спортивным секциям и кружкам саморазвития не даст ребенку никакого представления о собственной природе и предназначении человека. Другие говорят: главное в моей жизни — это работа, карьера. Деньги могут все. Финал — полное фиаско в среднем возрасте, когда приходит понимание, что что-то действительно важное не сделано, внутри пустота, ты один, и изменить уже ничего нельзя. Третьи обращаются к религии, но увы, она тоже не дает человеку никаких подлинных знаний, заставляя его слепо следовать странным, бесчеловечным догмам и пугая его страхом смерти, ждущей его за следующим поворотом, и страшным судом. Четвертые говорят: буду заниматься наукой. Лишь наука способна дать человеку истинные знания об окружающем мире и его месте в нем. Увы, и здесь нас подстерегают опасности. Знания, хотя и ценны сами по себе, попадая на не готовую душевно внутреннюю организацию, могут привести к неправильному их пониманию и применению, а также порождают ничем не обоснованное ощущение собственного всезнайства и величия. Нет ничего печальнее, чем наблюдать заслуженных людей в возрасте — профессоров, академиков, с величайшим подозрением и плохо скрываемым высокомерием смотрящих на своих коллег, которых они считают недостойными и ни на что не способными. Так человек, следуя вроде бы благой цели, в долгосрочной перспективе приносит себе гораздо больше вреда, чем пользы. Пятые заполняют собственную внутреннюю пустоту различными хобби. Хобби хорошо тогда, когда оно расширяет наш кругозор, дает нам полезные новые умения и навыки и развивает нашу внутреннюю психическую организацию. Увы, большая часть людей не способна подойти осознанно к выбору своего хобби, и в результате занимается совершенно бесполезными и абсурдными вещами, вроде коллекционирования оружия, выезда с ним на стрельбы, или возни с машиной.

Таков наш беспощадный modus vivendi, основанный на невежестве, жестокий и бессмысленный — самое настоящее колесо Сансары во всей ясности картины. Круг, основанный на человеческой порочности и слабости, запирающий человека в жесткие рамки общепринятых норм, который постоянно воспроизводит себя. И страшно боится человек сделать первый шаг за пределы опоясавшего его круга и стать не таким, как все. И над этим всем давлеет, как апофеоз иррациональности, желание быть в этой Сансаре самым-самым. Девушки мечтают быть самыми красивыми, чтобы одним мановением мизинца разбивать сердца поклонников, ища кого покрасивше да побогаче (совершенно не задумываясь, что твой, настоящий, может и не быть красивым и богатым, но зато он будет твой, природой назначенный, и он один такой во всей вселенной), мужчины мечтают быть самыми «крутыми», чтобы станцевать на костях тех, кто мешает им быть королями Сансары. Ну а те, кто рангом поменьше, разве откажутся подкатить к офису на новенькой иномарке, чтоб с замиранием увидеть удивленные и завистливые лица коллег — этих «лохов-неудачников».

Не подумайте, что я против традиционных ценностей — семьи, труда на общее благо (а именно таковой и должна быть работа, в ее настоящем смысле) и науки. Просто нами, в силу нашего невежества и темноты, они понимаются неправильно, в них вкладывается ложный смысл, искажающий их изначальное значение. Также не могу согласиться с философами (такими, как Шопенгауэр), видевшими в колесе Сансары некое отражение слепой природной силы. Природа, в действительности, мудра, и она с великой печалью смотрит на то, как мы нарушаем Ее законы. Нет, речь идет о чисто человеческом бытии, узком мирке, в котором мы заперли сами себя. Спасение лишь в знании. С малых лет, семья и учителя должны давать ребенку ясные знания об истинной природе и предназначении человека, что позволит ему правильно построить свою будущую жизнь, сделать множество действительно полезных дел на общее благо и создать крепкую семью, в которой вырастут и быстро разовьются здоровые, гармоничные, умные и целеустремленные дети.

И да, я всегда буду останавливаться в дороге и спрашивать, не нужна ли людям помощь, если они в беде. Кем бы они ни были.

Запись опубликована в рубрике язвы нашего времени. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.