От Дуная до Карпат

Был последний день нашего пребывания в Болгарии. Знакомые улетели на самолете в Москву, а у меня еще были планы поехать на десять дней в Трансильванию (ныне в северной Румынии). Погулял утром по центру Софии, посетив замечательную Художественную Галерею и собор Александра Невского, в крипте которого находится прекрасное собрание икон. Затем мой путь лежал к интересному мемориалу «Камбаните (Колокола)», находящемуся в парке на окраине Софии. Этот комплекс был построен по идеям Людмилы Живковой и посвящен единению народов. Каждая страна принесла в дар комплексу колокол, выполненный согласно ее национальным традициям. На центральной стеле находятся семь колоколов, и девизом народного единения служат три слова: «Единство, Творчество, Красота».

Идея места кажется замечательной. Где еще на нашей планете есть такой мемориал, посвященный единству народов без различия политических систем, рас и религий? Когда-то здесь же, в Болгарии, проводилась уникальная Международная детская ассамблея «Знамя Мира», велась широчайшая культурная работа, открывались новые центры изучения мирового наследия, языков, искусств… Ведь было, было это все — во всей яви и радости детских и взрослых мечтаний.

Были встречи лучших представителей всех народов, был восторг от покорения Космоса, от научных открытий, от великих путешествий. Было совместное движение за мир. И где же это все сейчас, куда ушло? Что такое происходит в мире? Почему мы слышим о детях чаще всего из печальных сводок войны? Почему ООН превратилась в площадку для мировой конкуренции и взаимных упреков? Грандиозные культурные проекты почти не реализовываются, а те, о которых мы слышим, по сути, оказываются чьим-то очередным бизнес или пиар-проектом, лишенным всякой скромности и безличной мысли о даре миру чего-то прекрасного? А Болгария, страна, столь замечательная своим культурным, духовным прошлым, своей связью с Россией, где нас и сейчас называли «братушками» — чем она живет сейчас? Почему повсюду какое-то ощущение безысходности? Совсем как в Прибалтике, поразившей меня два года назад отсутствием всяких надежд на будущее… Ощущение, что страна живет лишь кратким летним курортным сезоном, а потом погружается в зимнюю спячку. Дороги разбиты, народ беднеет, сельское хозяйство стремительно сокращается… Дары единой Европы.

А замечательный мемориальный комплекс был долгие годы покинут, некоторые колокола — украдены местными мародерами. В парке гуляет народ. Понимают ли эти люди все значение этого места, ту идею, тот необычайный, смелый полет мысли, который лежит в его основе?

Дальше мой путь лежал в Плевен, где находится известный мемориал, посвященный освобождению Болгарии от турецкого владычества. Комплекс поражает свои масштабом: на его втором этаже находится обзорная площадка, окруженная исполинской панорамой, на которой изображены сцены из происходивших здесь боев с участием русской армии. Панорама выполнена с использованием реальных предметов на переднем плане, которые плавно переходят в изображение дальнего плана, и смотрится очень реалистично.

Объем живописных работ просто поражает; роспись создана советскими художниками и является даром Советского Союза братской Болгарии. С большим удовольствием я отметил то уважение, с которым экскурсовод говорил о русских войсках посетителям.

Отсюда я направился на север, в сторону Дуная, где в небольшом городке Никополь есть паромная переправа. Приехав на место, я понял, что спешить некуда — следующий паром будет лишь через два часа, пристань была пустынна, и поэтому, взяв камеру, я отправился гулять по набережной. Надо сказать, что я давно мечтал увидеть Дунай, постоять на его берегу. Ведь это величайшая река Европы, самая главная ее водная артерия, на берегах которой происходили величайшие исторические события — проходили миграции народов, возникали новые страны, рождались и умирали империи. Беря начало в баварских Альпах, Дунай проходит по территории Германии, Австрии, Венгрии, Словакии, Сербии, Хорватии, Румынии, Болгарии, Украины, на нем стоит четыре европейских столицы. Сколько всего видели его берега! Св. Иоанн Златоуст даже считает Дунай (Данубий) одной из четырех рек библейского рая. Когда-нибудь мы увидим и его исток.

Вечер на Дунае

Река очень быстрая, и паром, перевозивший нас в противоположный румынский городок Тырну-Мадуреле, брал курс ощутимо выше по течению. Румыния встретила непроглядной темной ночью и узкими улочками городка, кое-где освещенными фонарями. «Налево-направо-налево-направо» — командовал навигатор, выводя меня из города какими-то узкими переулками. Наконец, город кончился, началась дорога, такая же темная, и я нажал на газ. Путь мой лежал прямо в Брашов. Дорога шла среди полей через какие-то маленькие деревушки, в которых не было видно ни души, петляла. Была уже глубокая ночь, под колесами асфальт иногда менялся даже на гравий, и я понял, что навигатор решил вести меня не по магистрали, а местными дорожками. Я въехал в огромную лужу и остановился. В луже плавали лягушки, неразумно забравшиеся сюда с обочины. Выбросив их подальше, чтоб не задавила проезжающая машина, я огляделся. Вокруг была холодная ночь, в небе светили яркие звезды. Я понял проблему — у меня осталось мало бензина, а заправок не было. Их не было ни в деревнях, ни на дороге, а спросить было не у кого. Что делать? Начать метаться, смотреть в навигатор, судорожно стучаться в первый попавшийся дом? Нет, спокойно поедем вперед, потому что там, впереди, непременно будет решение всех проблем. «Дзинь» — громко раздалось из-под передней панели «Логана». Остался последний столбик на указателе уровня топлива. Но еще через какое-то время, когда ситуация стала уже совсем критической, я увидел ее — освещенную огнями автомагистраль, шедшую в сторону Питешти, где непременно будут заправки. И через несколько километров так и случилось, и я облегченно вздохнул. Полный бак! Скоро я доехал до Питешти, откуда вела прямая дорога на Брашов. Однако думать, что все мои беды на этом закончились, было большой ошибкой.

Дорога вела к Карпатам, и скоро начались первые перевалы. Горы были охвачены лютым, яростным снегопадом. Где-то в снежной пелене пропадали придорожные фонари и контуры домов, а видимость не превышала пары метров. Было два часа ночи, перевал был совершенно пуст, и в одиночестве я потихоньку ехал вперед. Руки крутили руль и меняли скорости в коробке передач, и «Логан» упорно продвигался вперед. Все происходящее казалось совершенно нереальным. И скоро перевал закончился, а вместе с ним и буйство стихии, и я спустился на просторы Трансильвании. В ночной темноте миновал загадочный замок Бран, а следом — расположенную справа в горах цитадель Рышнов. Совсем скоро я приехал в центр Брашова, где меня ждала гостиница с прекрасным названием Bella Musica. Немного придя в себя с дороги, я уснул, а когда проснулся наутро и выглянул в окно, то понял, что все злоключения остались позади и началась совершенно новая страница в моем путешествии. За окном сияло ясное небо и светило прекрасное весеннее солнце.

Утро в Брашове

Вид на цитадель Рышнов и Карпаты

Видны убеленные снегом вершины Карпат, через которые проходила дорога предыдущей ночью.

Запись опубликована в рубрике путешествия, Трансильвания. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.